02:22 

Видимо-Невидимо

Aie Turqueza
Ин гроссен фамилие нихт клювен клац-клац. И вообще - нихт клац-клац...
"Видимо-Невидимо" я начала читать давно, чуть не полтора года назад, углядев в "Избранном" пост о презентации книги Аше Гарридо. Но начала неправильно: будучи убеждена, что это сборник разрозненных рассказов, стала выхватывать с Самиздата по одному. Выхватила, как сейчас помню, "Дело мастера Ао" и осталась со странным таким впечатлением: и красиво же вроде неимоверно, и как-то... непонятно к чему. Пробежалась еще по названиям рассказов, и решила - нет, не мое.
Но покоя оно мне не давало:) Присматривалась, поглядывала... Как может быть "не мое" - если для меня оно так безусловно и очаровывающе красиво?
И вот, недели две назад, я купила книжку. Поставила на полку:) Скачала текст на смартфон и принялась читать - с самого начала.

А начало - оно такое нежное, живое и сразу, целиком погружающее в новый мир! Восторг, и дух захватывает!
Но, распрощавщись со Строителем мостов, я попала как будто в совсем другую сказку...

Ох, как мне было жутко! Честное слово:) Мало мне овечки Мэри, но ей-то, вроде, не так уж плохо живется, а тут - совсем страшное. Всего-то два рассказа, Мастер Хейно и Почтаркина сумка, но жути я натерпелась - ей-ей! От страшных ууйхо, которых, хочешь-не хочешь, тебя заставят кормить своей собственной жизнью, силами своей души. От жестокого социального порядка, не принуждением, но самим существованием своим почти не оставляющего шанса - остаться цельным, живым человеком. От истории Ганны, ждавшей, да не к добру дождавшейся, про которую как-то сразу было понятно: вот она, судьба, ходит кругами, намекает, поглядывает... сплетает ниточку к ниточке, чтобы случилось то, чего не должно было случиться.
Вот тут я и подумала: не дочитаю. Может, это лично для меня так, но что может быть страшнее окончательного, бесповоротного "нет"? Нет, и не будет ничего...

Там и дальше хватило такой вот жути - не каких-то нарочитых ужасов, но пронзительно непоправимого, бесповоротного...
Отпустило меня только на Черной птице или даже на Ганне Гамаюн. Потому что нет же у жизни ничего окончательного...
А может, это мастер Аше смотрит-выглядывет для своих героев еще кусочек мира, еще возможность, еще поворот... за которым жизнь - продолжается. Другая жизнь, совсем другая, но она же есть, и много еще чего в ней...

И дальше - как в жизни. И больно оно бывает, и трудно почти всегда, но - к свету. Каждому к своему... Из беспросветности и невозможности - к новому, живому, к оберетению смысла. Ведь если идти по-настоящему, в полную силу, от всей души - непременно придешь. И отступает тьма, и переплетаются нити и судьбы, и совершается невозможное...

Дочитав, удивляюсь: ну как это можно было думать, что - "не моё"? Ведь сколько там всего, в чем душа узнает знакомое и близкое!
И эти сказки о Бабе-Яге Матери Чорной, да и не только о ней... И те единственно верные детали, которые и не упомнишь все, но когда встречаешь в тексте, неизменно радуешься - точно же, так ведь и должно быть! И лица героев, такие разные и одновременно все знакомые: читаешь - и вот, с каждым из них ты в родстве, потому что путь их, и испытание, и выбор - те же, что и твои, только отраженные по-своему.
А еще - живая, как есть, правда о том, как живет, любит, горюет, исцеляется и растет шире и больше себя самой душа...

Нет, я могла бы написать по-умному - про архетипы, про универсальность сюжетов, про психологические закономерности... но как-то не поднимается рука:) Про такой текст хочется говорить, как он сам сложен: красиво и волшебно.

Потому что ведь сказка же, сказка, как есть! Как те, старинные, сказки - о Бабе Яге и Василисе, об Иване-Царевиче и прочих, прочих, прочих... И сказка в сказке, и еще сказка...
И как в любой настоящей сказке, не из фантазии, но по законам бытия сложенной, в ней оказывается больше жизненной правды и глубокого, настоящего, живого, чем порой в нарочитом "реализме". И как любая настоящая сказка, она исцеляет. Дает возможность вместе с собой пройти путь и вырасти душе...

А для меня это было вот о чем.
Душа стремится куда-то - к чему-то великому, настоящему, действительно важному. Иногда цель видна, но чаще - в тумане, или вовсе только угадывается в дальней дали, проявляясь лишь отражением, наброском, рисунком на стекле. И неясен путь к цели, и велик риск оступиться, и кажется, что можешь и вовсе не дойти. И трудно, и тревожно, и есть ли вообще смысл?..
А смысл - в самом пути. Или точнее даже - в том, как ты идешь по нему. И если вложить в этот путь душу, и слушать ее, и следовать ей, и делать, делать, делать - лучшее из того, что ты сейчас можешь, и от всей души, - то непременно дойдешь.
Может быть, вблизи цель окажется не та, что виделась издали. Или придет она к тебе не тогда и не так, как ты представлял. И может статься, встреча эта подарит тебе не долгожданный покой, а новую цель и новое испытание...
Но рано или поздно ты обретешь то, что искал. Сначала в отражении, в наброске - а потом, может, и целиком... Но главное, путь твой будет таким, какой только и стоит пройти. И сам ты на этом пути будешь живым и настоящим... Ради этого стоит рискнуть.

И это прекрасно.

@темы: книги, люди, мне нравится, около литературы

URL
Комментарии
2012-10-22 в 09:00 

Сетанта
таточной пресходы оцессадо вдруг!
вот спасибо за такие слова!

2012-10-22 в 09:20 

Aie Turqueza
Ин гроссен фамилие нихт клювен клац-клац. И вообще - нихт клац-клац...
Сетанта, как приятно это слышать:)
Рада, что по душе пришлось.

URL
2012-10-22 в 12:11 

живой человек
Commander Salamander
Ооо, спасибо. Совсем другой поворот, и так вот верно сказано, прямо то, что я и хотел чтобы получилось - вот, выходит, так и вышло. Спасибо.
Можно к себе утянуть?

2012-10-22 в 12:30 

Aie Turqueza
Ин гроссен фамилие нихт клювен клац-клац. И вообще - нихт клац-клац...
живой человек, конечно:)

URL
   

Ловец Слов

главная